Владимир Константинов: «Для меня Крымская весна началась еще с 2013 года»

Председатель Республики Крым Владимир Константинов признался, что лично для него события "Крымской весны" были очевидны еще зимой 2013 года, под Новый год. События были связаны с Майданом. Тогда в Крыму и начали нарастать протесты граждан. "Зимой прошлого года Крым не признал легитимность захватившей в ходе государственного переворота в Киеве новой антироссийской власти и принял решение о проведении референдума по вопросу своего дальнейшего будущего.

Позицию Константинова сегодня опубликовали в пресс-службе Госсовета Крыма на основе его интервью «Материку» о событиях прошлого года, и о том, как регион пережил переходный период.

 С начала Майдана осенью 2013 года - зимой 2014 года Константинов несколько раз бывал в Москве.

"Наши поездки, достаточно многочисленные на тот период, - это была наша реакция на те события, которые разворачивались в Украине. Эти события были неадекватными, они нас очень серьезно испугали. Точного понимания в тот период у нас не было. Мы понимали, например, что разворачивается технологический, политический проект, целью которого является свержение власти, но дальнейший ход событий, конечно, нам тогда не был известен, могли только предполагать. Реакцией на многочисленные проявления этого кризиса была, конечно, поездка в Москву, и наши встречи с политиками федерального уровня. Было очевидно, что мы подъезжаем к какому-то очень важному судьбоносному периоду своей истории. Конечно, эти контакты были для нас тогда очень важны", - отметил Константинов.

Кроме того, - отметил он, первый этап «крымской весны» начался с идеологической борьбы еще зимой. "Мы на это начали очень быстро реагировать, мы надеялись, что это чисто идеологический спор и нужно ему противостоять на гражданском уровне. Мы проводили большой объем разных встреч, объездили практически все университеты и школы в Крыму, выступали с разными обращениями. И мощным, как бы завершающим пиком этого всего стало проведение антифашистского митинга в Симферополе, где горожане, совершенно не сговариваясь, без всякого административного влияния, собрали, с легкостью, более семи тысяч человек. На митинге мы заявили, что «все, что угодно мы вам позволяли в Киеве, и так слишком много, но только не это. Это тот Рубикон, за который перейти невозможно будет, не извинившись».

"Лично для меня процесс «крымской весны», если понимать «крымскую весну» под осознанием того, что назад пути уже нет, психологически наступил еще в конце декабря месяца, перед Новым годом, когда нас собрали на совет регионов при президенте. Мы с большой надеждой ехали туда, мы думали, что сейчас услышим какие-то важные слова, которые для нас скажет Янукович. Тогда был какой-то вакуум, все не знали, что делать, что происходит в стране. С другой стороны, мы ждали каких-то посылов в сторону Крыма: «У нас автономия, у нас конституция, что с нами будет, что вы в отношении нас думаете?». И вот, когда на этот самый острый, волнующий вопрос не было никакого ответа, стало ясно, что у этой действующей власти ответов просто нет. Само проведение заседания оказалось невозможным без Беркута, то есть, когда мы сидели в здании администрации, нас окружал Беркут. Центр города уже был блокирован, это был уже совершенно другой Киев, к которому мы привыкли за эти годы..., я почувствовал чужой город. Киев как-то сразу перестал быть родным", - признался глава Госсовета.

"Уникальность крымского референдума в этом и состоит, что появился какой-то один быстрый источник решения проблем, и он у нас сработал", - добавил Владимир Константинов.

Отношение Украины к Крыму в этот период было крайне противоречивым и непоследовательным, - считает Владимир Константинов.  "Украина упустила шанс сделать Крым частью своей культуры, своего будущего государства, будущего – потому, что государства в стране не было. Ведь Крым мог быть очень интересным регионом для Украины. Во-первых, нужно было делать все в Украине, чтобы не покушаться никогда на права и особенности крымчан. Это было святой обязанностью украинского общества. Можно было использовать Крым как мост между Украиной и Россией, русским народом, российским народом. Крым мог быть и свободной экономической зоной, зоной приоритетного развития, какой-то инновационной площадкой, которая бы развивалась государством. Вот эти традиционные связи, которые свойственны нашему общему русскому миру, могли быть реализованы. Обратная политика Киева вызывала обратную реакцию и понимание того, что у Крыма в Украине нет никакой перспективы, ни экономической, ни политической, ни нравственной, никакой", - добавил Константинов.

 

 

 

 

 

 

 

 

новости Симферополя Константинов
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать
Комментарии